Кен Уилбер. Интегральная психология. Часть 1. Глава 1.

(15-09-2011 19:33) 

Часть I
ТЕРРИТОРИЯ:
Основание

 

Психология представляет собой изучение человеческого сознания человека и его проявлений в поведении. К функциям сознания относятся восприятие, желание, воление и действие. Структуры сознания, некоторые аспекты которых могут быть бессознательными, включают в себя тело, ум, душу и дух. В число состояний сознания входят нормальные например, бодрствование, сон со сновидениями, глубокий сон без сновидений) и измененные состояния (например, неординарные состояния, медитативные состояния). В число модусов сознания входят себя эстетический, моральный и научный. Развитие сознания охватывает весь спектр от доличностного к личностному и надличностному, от подсознательного к самосознанию и сверхсознательному, от Оно к Эго и Духу. Соотносительные и поведенческие аспекты сознания относятся к его взаимодействию с объективным внешним миром и с социокультурным миром общих ценностей и восприятий.
Огромной проблемой психологии в ходе ее исторического развития было то, что, по большей части, разные школы психологии зачастую выбирали один из этих аспектов необычайно богатого и многогранного феномена сознания и объявляли, что это единственный аспект, достойный изучения (или даже, что это единственный аспект, который действительно существует). Бихевиоризм сводил сознание к его наблюдаемым поведенческим проявлениям.
Психоанализ сводил сознание к структурам эго и их взаимодействию с Оно. Экзистенциализм сводил сознание к его личностным структурам и модусам интенциональности. Многие школы транс персональной психологии сосредоточиваются лишь на измененных состояниях сознания, не имея связной теории развития структур сознания. Восточная психология, как правило, превосходно описывает развитие сознания от личностного к надличностным уровням, но имеет очень недостаточное понимание более раннего развития от до-личностного к личностному. Когнитивная психология прекрасно применяет научные эмпирические методы, но зачастую приходит к простому сведению сознания к его объективным аспектам, нейронным механизмам и биокомпьютерным функциям, таким образом разрушая жизненный мир самого сознания.
С другой стороны, что если все вышеперечисленные объяснения составляют важную часть общей истины? Что если все они обладают подлинным, но частичным пониманием обширного поля сознания? На худой конец, простое соединение их выводов в рамках общей концепции могло бы чрезвычайно расширить наши представления о том, что такое сознание и, что еще важнее, чем оно способно становиться. Попытка уделять внимание всем обоснованным аспектам человеческого сознания и включать их в себя составляет задачу интегральной психологии.
Разумеется, такая попытка, по крайней мере, на первых порах, должна осуществляться на очень высоком уровне абстракции. Координируя эти многочисленные подходы, мы работаем с системами систем систем, и такая координация может быть достигнута только с помощью «ориентирующих обобщений».1 Эти межпарадигматические обобщения призваны, прежде всего, просто направлять нас по верному пути, раздвигая наши концептуальные рамки как можно шире. Для этого требуется логика включения, логика сетей и максимально широкого охвата; логика групп в группах в группах, каждая из которых пытается обоснованно включать в себя все, что может быть включено. Это логика видения не просто отдельных деревьев, но также лесов.
Это не значит, что отдельные деревья можно игнорировать. Логика сетей — это диалектика целого и части. Проверяется максимально возможное количество деталей; затем собирается приближенная большая картина; она проверяется дальнейшими деталями и корректируется. И так до бесконечности: все новые и новые детали постоянно изменяют большую картину — и наоборот. Ибо секрет контекстуального мышления состоит в том, что целое раскрывает новые смыслы, недоступные частям, и таким образом большие картины, которые мы строим, будут придавать новый смысл составляющим их частям. Поскольку человеческие существа обречены на поиски смысла, они обречены создавать большие картины. Даже «противники большой картины» — постмодернисты — дали нам очень большую картину того, почему им не нравятся большие картины; это внутреннее противоречие причинило им множество разных неприятностей, но попросту еще раз доказало, что люди обречены на создание больших картин.
Поэтому выбирайте свою большую картину с осторожностью.
Что касается интегральной психологии — частного случая интегральных исследований вообще — то у нас имеется огромное множество теорий, исследований и практик, которые все являются важными деревьями в интегральном лесу. На следующих страницах мы познакомимся со многими из них, всегда не теряя из виду общую перспективу.
Элементы моей собственной системы, разработанной в дюжине книг, обобщены в таблицах 1а и 1б. Они включают в себя структуры, состояния, функции, модусы, линии развития и поведенческие аспекты сознания. Мы будем обсуждать каждый из этих элементов по очереди. Кроме того, мы будем пользоваться источниками из эпох до-современности, современности и постсовременности, стараясь согласовать представленные в них подходы. А начнем мы с основания всей системы — базовых уровней сознания.



1. БАЗОВЫЕ УРОВНИ ИЛИ ВОЛНЫ
Великое Гнездо Бытия
Подлинно интегральная психология должна включать в себя самые важные открытия и озарения из до-современных, современных, и постсовременных источников.
Мы начнем с до-современных, или традиционных, источников, концентрированная мудрость которых была названа вечной философией, или общей сутью великих мировых духовных традиций. Как указывали Хьюстон Смит (Huston Smith), Артур Лавджой (Lovejoy), Ананда Кумарасвами (Coomaraswamy) и другие исследователи этих традиций, в основе вечной философии лежит представление, что реальность состоит из различных уровней существования — уровней бытия и познания, простирающихся от материи к телу, разуму, душе и духу. Каждый вышележащий уровень превосходит, но включает в себя все нижележащие, так что это концепция целых внутри целых внутри целых до бесконечности, восходящих от грязи к Божественности.
Другими словами, эта «Великая Цепь Бытия» на самом деле представляет собой «Великое Гнездо Бытия», где каждое более высокое измерение охватывает и включает в себя все более низкие, подобно последовательности концентрических окружностей или сфер, как показано на рис. 1. (Для тех, кто не знаком с концепцией «Великого Гнезда», самым лучшим кратким введением по-прежнему остается книга Е. Ф. Шумахера (Schumacher) «Руководство для недоумевающих» (A Guide for the Perplexed). К числу других прекрасных книг относятся «Забытая Истина» Хьюстона Смита и «Шамбала: Священный путь воина» Чогьяма Трунгпа (Chogyam Trungpa), который показывает, что концепция Великого Гнезда присутствовала даже в самых ранних шаманских культурах).1 Великое Гнездо Бытия составляет основу вечной философии и потому должно быть важнейшим компонентом любой подлинно интегральной психологии.
 
 
Рис. 1. Великое Гнездо Бытия. Дух является одновременно высшим уровнем
(казуальная сфера) и недуальным Основанием всех уровней.
В течение последних трех тысяч лет или около того, среди представителей вечной философии существовало почти единодушное и межкультурное согласие в отношении общих уровней Великого Гнезда, хотя конкретное число этих уровней могло быть весьма разным. Некоторые традиции различали только три основных Уровня или сферы (тело, разум и дух — или материальное, тонкое и каузальное). Другие выделяют пять уровней (материя, тело, разум, душа и дух), третьи насчитывают семь (например, семь чакр). И в большинстве традиций, кроме того, существует очень сложное расщепление этих уровней, нередко достигающее 12, 30 и даже 108 подуровней бытия и познания, которые можно обнаружить в этом необычайно богатом Космосе.
Тем не менее, многие представители вечной философии — например, Плотин и Ауробиндо — сочли наиболее полезным выделять около двенадцати уровней сознания, и примерно такое деление я и представил в таблицах на стр 258-300.2 Мои базовые уровни или базовые структуры перечислены в крайней левой колонке всех таблиц. Это просто основные уровни Великого Гнезда Бытия, каждый из которых превосходит и включает в себя все предыдущие уровни — используем ли мы относительно простую пятиуровневую схему (материя, тело, сознание, душа, дух) или слегка более сложный вариант (который я представил в таблицах и буду объяснять по ходу изложения: материя, ощущение, восприятие, экзоцепт, побуждение, образ, символ, эндоцепт, понятие, правило, формальное, зрительно-логическое, представление, архетип, бесформенное, недуальное).
Введем один полезный термин: эти базовые уровни представляют собой холоны сознания. Холон — это целое, являющееся частью других целых. Например, целостный атом является частью целостной молекулы, целостная молекула — частью целостной клетки, целостная клетка — частью целостного организма, и так далее. Повсюду в этой книге мы будем видеть, что вселенная в своей основе состоит из холонов — целых, являющихся частями других целых. Буквы — это части слов, слова — части фраз, а фразы — части целых языков. Человек является частью семьи, которая составляет часть общества, составляющего часть нации, являющейся частью человечества, и так далее.
Поскольку каждый холон входит в состав более крупного холона, сами холоны существуют в виде вложенных иерархий — или холархий — наподобие иерархии атом — молекула — клетка — организм — экосистема. Великое Гнездо — это просто «большая картина» этих уровней возрастающей целостности, в точности как показано на рис. 1.3 Короче говоря, базовые уровни — это базовые холоны (стадии, волны, сферы, гнезда) в Великом Гнезде Бытия.
Я использую все три термина — базовые уровни, базовые структуры и базовые волны — взаимозаменяемым образом, обозначая ими по существу одно и то же явление; однако каждый из них имеет слегка разный смысловой оттенок, который передает важную информацию. Термин «уровень» акцентирует тот факт, что это качественно различные уровни организации, образующие вложенную иерархию (или холоархию) все возрастающего целостного охвата (каждый уровень превосходит, но включает в себя своих предшественников, как показано на рис. 1). Термин «структура» подчеркивает тот факт, что это устойчивые целостные паттерны бытия и сознания (каждая структура представляет собой холон — целое, являющееся частью других целых). А термин «волна» указывает на то, что эти уровни не являются четко разделенными и изолированными, а подобно цветам радуги, бесконечно меняются и переходят друг в друга. Базовые структуры — это попросту основные цвета в этой радуге. Вот другая метафора: они представляют собой волны Великой Реки Жизни, через которые проходят ее многочисленные потоки.
В поведении этих разнообразных волн нет ничего прямолинейного или жестко определенного. Как мы не раз увидим в этой книге, индивидуальное развитие, проходящее через различные волны сознания, представляет собой очень текучий и изменчивый процесс. В разных обстоятельствах индивиды могут находиться на разных волнах; аспекты их сознания могут находиться на многих разных волнах; даже субличности собственного существа индивида могут находиться на разных волнах. Общее развитие — весьма запутанная штука! Базовые уровни или волны просто представляют собой некоторые наиболее заметные изгибы великой Реки Жизни — не больше и не меньше.
В таблицах 2а и 2б (стр. 262-265) кратко описаны базовые уровни или базовые волны, как их понимали в дюжине разных восточных и западных систем. По ходу изложения мы будем обсуждать и многие другие системы. Но с самого начала следует отдавать себе отчет в том, что эти уровни и подуровни, о которых говорят вечные мудрецы, не являются продуктом метафизического рассуждения или изощренной абстрактной философии. В действительности, они почти во всех отношениях представляют собой кодификации непосредственных эмпирических реалий, от чувственного опыта до ментального и духовного опыта. Эти «уровни» Великого Гнезда просто отражают весь спектр бытия и сознания, доступный для непосредственного эмпирического раскрытия — от подсознания до самосознания и сверхсознания. Более того, открытия этих волн с годами проходили проверку и становились общепризнанными в сообществе. Где бы они ни проявлялись, они часто очень похожи, порой — почти тождественны, и этот факт просто говорит нам, что мы живем в структурированном Космосе, и эти удивительные структуры могут быть — и были — замечены проницательными людьми в почти каждой культуре.
Каждое более высокое измерение в Великом Гнезде — от материи до тела, разума, души и духа — превосходит и включает в себя все предыдущие, так что живые тела превосходят, но включают в себя неорганическую материю, разумы превосходят, но включают в себя живые тела своих носителей, просветленные души превосходит, но включают в себя концептуальные умы, а сияющий дух превосходит и включает в себя абсолютно все. Таким образом, дух — это самая высочайшая (чисто трансцендентная) волна и вездесущая (чисто имманентная) основа всех волн, выходящая за пределы Всего, и включающая в себя Все. Великое Гнездо — это многомерная сеть любви — эрос, агапе, каруна, майтри — как бы ее ни называть, она не оставляет ни одного уголка Космоса не затронутым заботой или чуждым тайнам благодати.
Эта мысль столь же важна, сколь часто о ней забывают — Дух полностью трансцендентен и полностью имманентен. Если мы вообще хотим пытаться концептуализировать Дух, нам следует, по крайней мере, стараться принимать во внимание оба этих аспекта. Это показано на рис. 1, где наивысшая сфера представляет трансцендентный дух (слово «дух» в данном случае пишется со строчной буквы, чтобы показать, что это всего лишь один уровень среди других уровней, пусть и самый высший), а сама бумага, на которой выполнен этот рисунок, представляет имманентный Дух, или Основу, равно присущую всем уровням (в данном случае, «Дух» с заглавной буквы, чтобы показать, что с ним нельзя сравнить ничто другое). Патриархальные религии, как правило, акцентируют трансцендентальный, «потусторонний» аспект духа; а матриархальные, неоязыческие религии склонны подчеркивать полностью имманентный или «посюсторонний» аспект Духа. Каждый из них важен, и в подлинно интегральном мировоззрении должно найтись достаточно места для них обоих. (То, какой аспект духа/Духа я имею в виду в каждом конкретном случае, будет определяться контекстом, но всегда молчаливо подразумеваются они оба).
Великая Холархия Бытия и Познания — таков бесценный дар веков. Это суть вечной философии, и мы могли бы сказать, что это та часть вечной философии, которая получила наибольшее эмпирическое подтверждение. Свидетельства в ее пользу продолжают неудержимо накапливаться: человеческим существам доступен необычайно богатый спектр сознания, простирающийся от доличностных к личностным и надличностным состояниям. Критики, пытающиеся отрицать существование этого спектра, не приводят никаких доказательств в поддержку своей позиции, а просто отказываются признавать уже накопленные солидные данные; тем не менее, эти данные остаются. И они говорят, что существует богато структурированная радуга сознания, протянувшаяся от подсознательного к самосознанию и сверхсознанию.
В то же время, тот факт, что представители вечной философии были первыми, кто заметил многие цвета этой необычайной радуги, вовсе не значит, что современности и постсовременности нечего сказать по этому поводу. Никто не прояснил природу конкретного и формально-операционного мышления лучше, чем это сделал Пиаже. А то, каким образом могут вытесняться некоторые аспекты ранних стадий развития — поистине, нужен был Фрейд, чтобы действительно это объяснить. У современности и постсовременности есть свои гении; а у вечной философии есть свои ограничения и недостатки. Более полный спектр сознания будет обязательно включать в себя все их догадки и открытия. Но в том, что касается общей природы волн в Великой Реке Жизни, представители вечной философии зачастую попадали прямо в точку.
Я буду часто упоминать вечную философию (и Великое Гнездо Бытия) как «мудрость до-современности». Здесь нет ничего уничижительного. И это не значит, что нельзя найти никаких следов вечной философии в современности или постсовременности (хотя, по правде говоря, это довольно редкое явление). Это попросту означает, что вечная философия зарождалась во времена, которые мы называем до-современностью. Кроме того — и это важный момент, который часто приводит к путанице — говоря, что до-современность обладала доступом ко всему Великому Гнезду Бытия, мы вовсе не подразумеваем, что в то время каждый человек был полностью пробужденным ко всем уровням Великого Гнезда. На самом деле, шаманы, йоги, святые и мудрецы, пробудившиеся к высшим уровням души и духа, всегда были чрезвычайно редки. Как мы увидим в главе 12, средний человек проводит большую часть времени на дорациональных, а не надрациональных уровнях сознания. Тем не менее, «мудрость» означает лучшее из того, что может предложить любая эпоха, и внимательные исследователи часто обнаруживали, что представители вечной философии — от Плотина до Шанкары, Фацзана (Fatsang) и г-жи Цогьял (Tsogyal) — являются сокровищницей необычайной мудрости.
Обращение к ним — это нечто большее, чем принятие каких-то важных истин. Это способ утвердить нашу преемственность по отношению к мудрости веков; способ воздавать должное нашим предкам; способ превосходить и включать в себя то, что было до нас и, таким образом, плыть вместе с потоком Космоса; и самое главное, способ напоминать самим себе, что хотя мы и стоим на плечах гигантов, мы стоим на плечах ГИГАНТОВ, и всегда должны помнить об этом.
Поэтому, представляя базовые волны Великого Гнезда, я попытался сперва обратиться к вечной философии, чтобы очертить общие контуры различных уровней; а затем значимо дополнить это понимание многими уточнениями (и порой исправлениями), предлагаемыми современностью и пост-современностью. Возьмем, к примеру, учение Ауробиндо (см. таблицу 2б). Обратите внимание на то, что он обозначал промежуточные уровни как низший ум, конкретный ум, логический ум и высший ум. Ауробиндо давал весьма полезные словесные описания всех этих базовых структур. Однако эти промежуточные уровни также представляют собой структуры, которые были детально исследованы западной психологией развития и когнитивной психологией и подтверждены значительным количеством клинических и экспериментальных данных. Поэтому я склонен использовать для обозначения этих промежуточных уровней терминологию, взятую из этих исследований — как, например, ум правила/ролевой ум, конкретно-операционное мышление, формально-операционное мышление. Но все эти условные обозначения уровней развития представляют собой просто разные фотографии великой Реки Жизни, снятые разными фотокамерами с разных точек, и все они по-своему полезны. (Конечно, смазанные или плохие фотографии не слишком полезны, и мы можем отвергать любые исследования, не соответствующие разумным стандартам. Я постарался включать в таблицы только работы великих фотографов).
Во всех таблицах приводимые мной корреляции между разными стадиями и разными теориями имеют весьма общий характер и предназначены лишь для того, чтобы направить нас в нужном направлении (и дать основу для более подробных и тщательных корреляций). Однако многие из этих корреляций были даны самими исследователями, и, в конечном счете, я полагаю, что большинство из них точны в пределах ±1,5 стадии. Это справедливо и в отношении высших (надличностных) стадий, хотя здесь ситуация становится более сложной. Прежде всего, по мере того как мы приближаемся к верхнему краю спектра сознания, ортодоксальные западные психологические исследования постепенно перестают быть нам полезны, и мы все больше должны полагаться на свидетельства великих мудрецов и созерцателей Запада и Востока, Севера и Юга. Во-вторых, из-за этого поверхностные культурные черты зачастую оказываются очень разными, что значительно затрудняет поиск любых глубинных межкультурных признаков. И в-третьих, очень немногие практики одной системы в достаточной степени знакомы с подробностями других система, в результате чего проведено меньше межсистемных сравнений. Тем не менее, основательные и впечатляющие исследования, с некоторыми из которых мы ознакомимся ниже, значительно продвинулись в этих корреляциях, и я привожу в таблицах многие из этих результатов. Факт существования общего межкультурного сходства этих высших, надрациональных, надличностных стадий ясно показывает, что мы фотографируем какие-то очень реальные потоки в очень реальной Реке.
Великое Гнездо — это потенциал,
а не данность
Нет необходимости изображать базовые структуры или базовые холоны как навсегда фиксированные и неизменные сущности (наподобие тех, о которых говорили Платон, Кант, Гегель или Гуссерль). Их можно, отчасти, интерпретировать как тенденции эволюции, больше похожие на Космическую память, чем на изначально заданный шаблон.4 Но в любом случае важно одно: тот факт, что великие йоги, святые и мудрецы (как мы увидим) уже переживали многие из надличностных сфер, безошибочно показывает, что в нашей конституции уже имеются потенциальные способности для этих более высоких уровней. Организм человека и его мозг, в его нынешнем состоянии, обладает способностью достижения этих высших состояний. Быть может, в будущем будут появляться другие состояния; быть может, будут раскрываться новые потенциальные возможности; возможно, начнутся более высокие реализации. Но факт остается фактом: прямо сейчас нам уже доступны по крайней мере эти необычайные надличностные сферы. И говорим ли мы, что эти высшие потенциальные возможности навечно даны нам Богом, или что их впервые создали эволюционно продвинутые святые и мудрецы, а затем завещали всем нам в виде морфогенетических полей и эволюционных тенденций, что они суть Платоновы Формы, навечно встроенные в Космос, или что они появились в результате слепой и бессмысленной случайной мутации и вяло бездумного естественного отбора, это нисколько не меняет тот простой факт, что эти высшие потенциальные возможности теперь доступны всем нам.
Базовые структуры или базовые холоны, которые я описываю в общем виде — и которые перечисляются в крайней левой колонке всех таблиц — представляют собой эталонную матрицу, полученную из до-современных, современных и пост-современных источников, каждый из которых по-своему заполняет пробелы, оставленные другими. Для сравнения, в таблицах 2а и 2б показаны некоторые из базовых уровней, как их представляют себе в других системах. Под заголовком «Общая Великая Цепь» я перечислил пять наиболее распространенных элементов: материю, тело (как тело живого существа, эмоционально-сексуальный уровень), ум (включая воображение, понятия и логику), душу (надындивидуальный источник самотождественности) и дух (одновременно бесформенную основу и недвойственное единство всех других уровней). Как я уже говорил, эти уровни подобны цветам радуги, поэтому я изобразил их перекрывающимися. Но даже это вводит в заблуждение; более точным представлением был бы ряд концентрических сфер, где каждая следующая сфера охватывает и включает в себя все предыдущие (как на рис. 1). Здесь моделью будут не ступени лестницы, строящиеся одна поверх другой, а холоны в холархии, подобной системе «атомы/молекулы/клетки/организмы», где каждый последующий уровень заключает в себе все предыдущие.
В то же время — и это недостаточно просто подчеркнуть — более высокие уровни Великого Гнезда — это потенциальные возможности, а не абсолютные данности. Более низкие уровни — материя, тело, ум — уже возникли в большом масштабе, так что они уже полноправно существуют в этом проявленном мире. Но высшие уровни — психический, тонкий и каузальный — пока еще не стали сознательно проявленными в коллективном масштабе; для большинства людей они остаются потенциальными возможностями человеческого тела-ума, а не полностью актуализованными реальностями. По моему мнению, Великое Гнездо Бытия в самой своей основе — это простирающееся от материи к уму и к духу огромное морфогенетическое поле или пространство развития, в котором разнообразные потенциальные возможности развертываются, становясь актуальными. Хотя для удобства я нередко буду говорить о высших уровнях, как если бы они были простой данностью, они пока еще во многом пластичны, все еще способны к формированию, по мере того как все больше и больше людей будут достигать их в совместной эволюции (именно поэтому, как я уже говорил, базовые структуры больше похожи на тенденции Космоса, чем на заранее заданные шаблоны). По мере того как эти более высокие потенциальные возможности становятся актуализированными, им будет придаваться больше формы и содержании, и они все в большей степени будут становиться повседневными реалиями. До тех пор они, отчасти, остаются огромными и великими потенциальными возможностями, которые, тем не менее, по-прежнему обладают несомненной притягательностью, по-прежнему во многих важных отношениях присутствуют в мире, по-прежнему могут быть непосредственно реализованы путем высшего роста и развития и по-прежнему демонстрируют значительное сходство, где бы они ни появлялись.5
Структуры и Состояния
Самой классической и, вероятно, самой древней из сложных версий Великого Гнезда следует считать версию веданты (таблица 2б), которая, кроме того, включает в себя чрезвычайно важные различия между состояниями, телами и структурами. Состояние означает состояние сознания, например, бодрствование, сон со сновидениями и глубокий сон. Структура — это оболочка или уровень сознания; веданта дает пять самых важных структур: материальный уровень, биологический уровень, ментальный уровень, высший ментальный уровень и духовный уровень. Тело — это энергетическая основа различных состояний и уровней ума; веданта различает три типа тел: материальное (грубое) тело состояния бодрствования (поддерживающее материальный ум); тонкое тело состояния сна со сновидениями (поддерживающее эмоциональный, ментальный и высший ментальный уровни); и каузальное тело состояния глубокого сна (которое поддерживает духовный ум).6
Обратите внимание, что любое данное состояние сознания — например, состояние бодрствования или сна со сновидениями — фактически может вмещать в себя несколько различных структур или уровней сознания. Используя западную терминологию, мы бы сказали, что бодрствующее состояние сознания может содержать в себе несколько совершенно разных структур сознания, таких как сенсомоторный, дооперационный, конкретно-операционный и формально-операционный уровни. Иными словами, хотя состояния сознания важны, структуры сознания дают гораздо более подробную информацию о действительном статусе роста и развития личности, и поэтому полноспектральный подход должен включать в себя и состояния, и структуры сознания.
В моей собственной системе имеется два основных типа структур: базовые структуры (о которых мы уже говорили) и структуры различных линий развития (которые мы будем обсуждать ниже). Как в психологии, так и в социологии, структуры — это просто устойчивые паттерны событий. Психологические структуры можно подразделять и различать множеством способов — глубинные и поверхностные, уровни и линии, долговременные и переходные — и я использую все эти различения.7 Но, как я уже говорил, чаще всего я использую только два из них: структуры базовых уровней сознания (например, ощущение, побуждение, образ, правило, формально-операционное, зрительно-логическое, психическое, тонкое и т. д.) и структуры линий развития сознания (например, стадии познания, аффекта, потребностей, морали и т. д.). Короче говоря, структуры — это целостные паттерны, которые обнаруживаются как в уровнях, так и в линиях развития.
Основные состояния также делятся на два общих типа: естественные и измененные. К числу естественных состояний сознания принадлежат те, что описывает вечная философия — а именно: бодрствование (грубое), сон со сновидениями (тонкое), и глубокий сон (каузальное). Согласно вечной философии, состояние бодрствования — это «дом» нашего повседневного эго. Но состояние сна со сновидениями, именно потому, что это мир, полностью созданный психикой, дает нам один тип доступа к состояниям души. А состояние глубокого сна, поскольку это сфера чистой бесформенности, дает нам один тип доступа к состояниям бесформенного (или каузального) духа. Конечно, для большинства людей состояния сна со сновидениями и глубокого сна менее, а не более реальны, чем реальность бодрствования, что с определенной точки зрения достаточно верно. Однако, согласно вечной философии, в эти более глубокие состояния можно входить с полным осознанием, и тогда (как мы увидим) они раскрывают свои необыкновенные тайны. Пока что мы можем просто отметить, что с точки зрения вечной философии состояния бодрствования, сна со сновидениями и глубокого сна предоставляют один вид доступа, соответственно, к грубому эго, тонкой душе и каузальному духу.
(Я часто подразделяю тонкие состояния на более низкую или «психическую» область и собственно «тонкую» область, поскольку первая из них, лежащая сразу за грубой областью, часто связана с сильным контактом или чувством единства со всей грубой областью, что проявляется в природном мистицизме; с другой стороны, собственно тонкая сфера настолько превосходит грубую область, что обычно связана с чисто трансцендентальными состояниями божественного мистицизма. Каузальная сфера, конечно же, представляет собой область непроявленного прекращения и является «домом» бесформенного мистицизма. Все их объединяет в себе недвойственный мистицизм. Мы будем рассматривать эти более высокие, надличностные области на протяжении всей этой книги, так что большинство вопросов относительно их точного смысла будут проясняться по мере дальнейшего чтения.
Важность этих трех (или четырех) естественных состояний заключается в том, что каждому человеку, вне зависимости от стадии или структуры или уровня развития, доступен общий спектр сознания — эго-душа-дух — по крайне мере в виде временных состояний, по той простой причине, что все люди бодрствуют, видят сны и спят глубоким сном.
Измененное состояние сознания — это «ненормальное» или «неординарное» состояние сознания, к каковым относится все от наркотических состояний до околосмертных переживаний и медитативных состояний.8 При пиковом переживании (временно измененном состоянии сознания) человек, находясь в состоянии бодрствования, может в течение краткого времени испытать любое из естественных состояний психического, тонкого, каузального или недвойственного осознавания, что часто приводит к непосредственному духовному опыту (такому, как мистицизм природы, божественный мистицизм и бесформенный мистицизм; см. ниже). Пиковые переживания могут происходить с людьми на почти любой стадии развития. И значит, то представление, что духовные и надличностные состояния доступны только на более высоких стадиях развития, совершенно неверно.
Тем не менее, хотя главные состояния грубого, тонкого, каузального и недвойственного доступны людям практически на любой стадии развития, то, как переживаются и интерпретируются эти состояния или сферы, до некоторой степени зависит от стадии развития человека, испытывающего пиковое переживание. Это означает, как я предположил в книге «Общительный Бог», что мы можем создать классификацию разновидностей духовного опыта, доступного людям на разных стадиях развития.
Например, давайте просто назовем более ранние стадии архаической, магической, мифической и рациональной. На любой из этих стадий у человека могут быть преходящие пиковые переживания психического, тонкого, каузального или недвойственного. Это дает нам классификацию, состоящую примерно из шестнадцати видов духовного опыта. Приведем несколько примеров: человек на магической стадии развития (который не может легко ставить себя на место другого) может испытать пиковое переживание тонкого уровня (скажем, сияющее единение с Богом); этот человек будет склонен истолковывать это единство с Богом только применительно к самому себе (ибо он не может представить себя на месте другого человека и таким образом осознать, что все люди — а по существу, все чувствующие существа — в равной степени едины с Богом). Поэтому он, скорее всего, будет испытывать сильное раздувание эго, возможно, даже психотическое по своим масштабам. С другой стороны, человек на мифическом уровне развития (который расширил свою самотождественность от эгоцентрической до социоцентрической, но характеризуется очень конкретно-буквальным и фундаменталистским мышлением) будет переживать тонкое единения с Богом как спасение, дарованное не исключительно ему (в отличие от эгоцентрика), но исключительно тем, кто принимает определенные мифы («Если вы хотите спастись, то должны уверовать в моего Бога/Богиню — единственное подлинное божество»); таким образом, этот человек может стать утвердившимся в вере фундаменталистом, готовым обратить весь мир в свою разновидность богооткровенной религии. Опыт тонкого уровня является очень реальным и подлинным, но его приходится куда-то переносить, и он переносится, в данном случае, в этноцентрическом, фундаменталистском мифически-членском уме, который резко ограничивает и, в конечном счете, искажает очертания тонкой сферы (что еще в большей степени характерно для эгоцентрического сознания). Человек на формально-рефлексивном уровне, скорее всего, будет переживать тонкое единение с Богом в более рассудочной форме, возможно, как рациональный теизм, или как демифологизированную Основу Бытия, и т. д.
Иными словами, данное пиковое переживание (или временное состояние сознания) обычно интерпретируется в соответствии с общим уровнем развития человека, испытывающего это переживание. А это дает нам, как я уже говорил, около шестнадцати очень общих типов духовного опыта: психическое, тонкое, каузальное и недуальное состояния, наполняющие архаическую, магическую, мифическую и рациональную структуры. В книге «Общительный Бог» я привел примеры всех этих разновидностей духовного опыта и указал на их значение (ниже мы еще вернемся к этой теме).9
Однако все эти пиковые переживания, сколь бы глубокими они ни были — это всего лишь временные, преходящие состояния. Для того чтобы происходило более высокое развитие, эти временные состояния должны становиться постоянными свойствами. Более высокое развитие, отчасти, включает в себя превращение измененных состояний в постоянные достижения. Другими словами, на высших стадиях эволюции надличностные потенциальные возможности, которые были доступны лишь во временных состояниях сознания, все в большей степени превращаются в долговременные структуры сознания (состояния превращаются в свойства).
Именно здесь становятся все более важными медитативные состояния. В отличие от естественных состояний (которые дают доступ к психической, тонкой и каузальной сферам в естественном цикле сна, но редко в состоянии бодрствования или в полном сознании), и в отличие от спонтанных пиковых переживаний (которые мимолетны), медитативные состояния дают произвольный и долговременный доступ к этим высшим сферам. Как таковые, они более устойчиво раскрывают высшие уровни Великого Гнезда, которые, по мере продолжения практики, становятся постоянными достижениями.10 Другими словами, психические, тонкие, каузальные и недуальные состояния могут становиться устойчивыми структурами в конституции человека, и именно потому эти названия (психическое, тонкое, каузальное и недвойственное) также применяются для обозначения высочайших из базовых структур в Великом Гнезде Бытия. Когда они постоянно возникают в развитии индивида, их потенциальные возможности, когда-то доступные лишь в преходящих состояниях, становятся устойчивыми свойствами просветленного ума.
Базовые уровни в других системах
Как я уже говорил, в таблицах 2а и 2б показаны Великое Гнездо и его базовые структуры, или Уровни, как они понимаются в некоторых других системах. Я не утверждаю, что это идентичные структуры, уровни, или волны — я лишь указываю, что у них много общих важных сходных черт в пространстве развития, и именно это пространство развития, как мы увидим, особенно интересно — и особенно важно для интегральной психологии.
По-видимому, самые древние из этих систем зарождались в Индии и вокруг нее, возможно, еще в первом или втором тысячелетии до нашей эры (хотя традиции претендуют на гораздо больший возраст). Из этого непревзойденного потока исследований сознания вышли система чакр, оболочки и состояния веданты, буддийские виджняны, вибрационные уровни кашмирского шиваизма и сверхсознательная иерархия Ауробиндо. Вскоре после этого и, возможно, благодаря миграции (но столь же вероятно, благодаря универсальному существованию этих потенциальных возможностей) свое мощное движение начала духовная река Месопотамии и Среднего Востока, включавшая в себя персидский, североафриканский, палестинский и греческий потоки. Самый влиятельный из этих потоков положил начало традиции неоплатонизма, представленной течениями от Плотина до Каббалы, суфизма и христианского мистицизма (см. таблицы).
Хотя в среде плюралистических релятивистов стало модным ругать вечную философию (и все что угодно «универсальное», кроме их собственных универсальных заявлений о важности плюрализма), менее предвзятый взгляд на имеющиеся свидетельства демонстрирует совершенно поразительный набор общих черт среди великих мировых традиций мудрости. И почему это должно нас удивлять? Где бы ни жил человек, в его теле 206 костей, две почки и одно сердце; и повсюду человеческий ум развивает способности для оперирования с образами, символами и понятиями. Представляется, что точно так же повсюду человеческий дух развивает в себе интуитивные представления о Божественном, и эти представления тоже имеют много общих черт, причем глубинных, а не поверхностных. Некоторые традиции были более завершенными, чем другие; некоторые были более точными. Но собирая все их воедино, мы получаем общую карту невероятно широкого спектра человеческих возможностей.
На этом этапе люди, которым не нравятся понятия уровня и стадии, склонны становиться подозрительными: действительно ли развитие сознание представляет собой просто ряд линейных, монолитных стадий, следующих одна за другой, подобно ступеням лестницы? Ответ — вовсе нет. Как мы увидим, базовые волны в Великом Гнезде — это просто общие уровни, через которые будут проходить многочисленные разные линии или потоки развития — как то: эмоции, потребности, самотождественность, мораль, духовные достижения и так далее — каждый по-своему, в своем собственном темпе и со своей собственной динамикой. Таким образом, общее развитие абсолютно не является линейным, последовательным и ступенчатым. Это изменчивое течение многих потоков через базовые волны. Скоро мы будем рассматривать многие из этих потоков. Но сперва нам нужно закончить наше описание базовых волн и их возникновения.
Время возникновения базовых волн
В крайней левой колонке таблицы 3а указан средний возраст, в котором возникают те или иные базовые структуры сознания, вплоть до формального ума. Данные исследований дают основание считать, что у большинства людей одни и те же структуры формируются в примерно одном и том же возрасте — как я предположил, просто потому, что коллективное развитие (или эволюция) в целом уже достигло формального уровня (тогда как уровней, лежащих выше формального, до которых коллективная эволюция еще не дошла, человек должен достигать собственными усилиями — и снова, отчасти потому, что они представляют собой более высокие потенциальные возможности, а не что-то, данное изначально).11
Традиции нередко подразделяют весь жизненный путь человека на «Семь Возрастов», и каждый возраст подразумевает адаптацию к одному из семи базовых уровней сознания (таких, как семь чакр: физическая; эмоционально-сексуальная; низшая; средняя; и высшая ментальная; душевная; и духовная), причем считается, что каждая из семи стадий занимает семь лет. Так, в течение первых семи лет жизни человек адаптируется к физическому миру (особенно следует выделить пищу, выживание и безопасность). В течение следующих семи лет происходит адаптация к эмоционально-сексуально-чувственному измерению (достигающая кульминации при половой зрелости). Третий семилетний период (обычно, юность) связан с возникновением логического ума и с адаптацией к его новым перспективам. Это подводит нас к возрасту около 21 года, где общее развитие многих индивидов, как правило, приостанавливается.12 Но если развитие продолжается, то каждый следующий семилетний период приносит возможность выхода на новый, более высокий уровень эволюции сознания, и потому в таблице 3а я в скобках указал примерный возраст, соответствующий каждой из более высоких базовых структур. Конечно, это не больше чем обобщение, и есть множество исключений, однако оно наводит на размышления.
Почему «семь возрастов», а, например, не десять? Опять же, точное количество отдельных цветов в радуге в значительной мере зависит от субъективного выбора. Однако представители вечной философии и психологии обнаружили, что сколько бы тонких подразделений мы ни производили с той или иной целью (например, в некоторых видах медитации выделяют около 30 различных специфических этапов), тем не менее, есть смысл говорить о функциональных группах базовых волн Великого Гнезда. Существует смысл, в котором все материальные уровни и подуровни (кварки, атомы, молекулы, кристаллы) являются материальными, а не биологическими (например, они не способны размножаться половым путем). Точно так же, существует смысл, в котором все ментальные уровни и подуровни (образы, символы, концепции, правила) являются ментальными а, скажем, не психическими или тонкими. Другими словами, даже если иногда оказывается полезно различать десятки (или даже сотни) тонких градаций цветов радуги, есть также веские причины говорить, что в основном в большинстве радуг всего шесть или семь главных цветов.
Именно это вечная философия подразумевает под «Семью возрастами человека» или семью чакрами или базовыми структурами. По разным причинам, я обнаружил, что хотя можно легко выделить около двух дюжин базовых структур (например, форма, ощущение, восприятие, экзоцепт, побуждение, образ, символ, эндоцепт, понятие, правило и т. д.), тем не менее их можно объединить в семь — десять формальных групп, которые отражают легко узнаваемые стадии (как будет видно на протяжении всей этой книге). Эти функциональные группы базовых структур я привожу под очень общими названиями, которые также перечислены в левой колонке всех таблиц: (1) сенсомоторная группа; (2) фантазменно-эмоциональная (или эмоционально-сексуальная) группа; (3) репрезентирующий ум (аналогичный общему дооперационному мышлению); (4) ум правила/роли (аналогичный конкретно-операционному мышлению), (5) формально-рефлексивное; (6) зрительно-логическое, (7) психическое, (8) тонкое, (9) каузальное и (10) недвойственное.13 И снова, это просто ориентирующие обобщения, но они дают нам удобный способ оперировать с огромным количеством данных и свидетельств. Но ни одно из этих обобщений не помешает нам в случае необходимости использовать более подробные либо более упрощенные карты.
Когнитивное развитие*
и великое гнездо бытия
Великое Гнездо — это действительно великая холархия бытия и познания: уровней реальности и уровней познания этих уровней. То есть, представители вечной философии считали одинаково важными и онтологию, и эпистемологию, как неразделимые аспекты великих волн реальности. Современность сочла необходимым дифференцировать онтологию и эпистемологию, что можно было бы только приветствовать, если бы современность или постсовременность завершили развитие и интегрировали эти разграничения, однако все кончилось лишь тем, что эти два аспекта оказались совершенно оторванными друг от друга; и современность, доверяя только собственной изолированной объективности, занялась исключительно эпистемологией, тогда как онтология навсегда безвестно канула в черную дыру субъективизма.
Таким образом, Великая Цепь, в той мере, в какой современность вообще ее признает, стала просто иерархией уровней познания — то есть, иерархией когнитивных способностей, наподобие той, что изучал Пиаже. Такой подход является не столько неверным, сколько ужасно однобоким, оставляя без внимания уровни реальности, которые должны обосновывать познание (или, что не менее грустно, признавая только сенсомоторный уровень реальности, которому должно точно соответствовать любое познание, чтобы считаться «истинным»). Тем не менее, если мы на время сосредоточимся только на познании — и поскольку несомненно истинно, что Великая Цепь отчасти представляет собой огромный спектр сознания — тогда вопрос можно поставить так: является ли развитие Великой Цепи на индивидуальной уровне тем же самым, что и когнитивное развитие?
Не совсем так. Прежде всего, безусловно можно считать, что Великое Гнездо отчасти представляет собой великий спектр сознания, каковым оно является. Согласно одному из словарных определений, «когнитивное» — это «относящееся к сознанию». Если следовать этому определению, можно считать, что развитие Великого Гнезда (которое на индивидуальном уровне включает в себя развертывание более высоких и всеобъемлющих уровней сознания) в общих чертах весьма сходно с когнитивным развитием, коль скоро мы понимаем, что «познание» или «сознание» охватывают диапазон от подсознательного до самосознания и сверхсознательного, и что они в равной мере включают в себя как внутренние, так и внешние модусы осознавания.
Как я говорил, проблема состоит в том, что «познание» приобрело в западной психологии очень узкое значение, которое исключает большую часть из вышеперечисленного. Оно стало означать восприятие внешних объектов. Тем самым были исключены все виды «сознания» или «осознавания» (в широком смысле — например, эмоции, сновидения, творческие видения, тонкие состояния и пиковые переживания). Если содержанием сознания не был какой-либо эмпирический объект (камень, дерево, автомобиль, организм), то говорилось, что оно не обладает когнитивной достоверностью. И это относится ко всем действительно интересным состояниям и модусам сознания.
Пиаже еще больше сузил значение познания и свел его к видам логико-математических операций, которые, как он заявлял, лежат в основе всех других линий развития во всех других областях. На этом этапе сознание как «познавательная способность» было сведено к восприятию одних лишь плоских и унылых поверхностей эмпирических объектов (что мы будем называть «флатландией»). Попросту говоря, любое осознавание, которое видело перед собой что-то иное, чем мир научного материализма, не считалось «подлинным» осознаванием, подлинным «познанием».
В этом смысле, развитие Великого Гнезда на индивидуальном уровне — это совершенно определенно не «когнитивное развитие». И все же, если мы более внимательно рассмотрим схему Пиаже — и то, что большинство последующих психологов имели в виду под «когнитивным развитием» — то можем обнаружить некоторые очень интересные (и очень важные) — хотя и ограниченные — аналогии.
Прежде всего, западные психологические исследования когнитивного развития все же рассматривают определенный тип сознания, сколь бы узким и ограниченным он иногда не был. Так, например, то, что Пиаже изучал как формально-операционное мышление — которое он понимал как специфическую математическую структуру — это один правомерный способ получить срез потока сознания в этой точке, но он вовсе не исчерпывает все срезы (или моментальные фотоснимки) сознания, которые можно получить на этом конкретном изгибе Реки. Существует множество других, не менее достоверных подходов к определению сознания на этом этапе — от ролевого отождествления до эпистемологических стилей, мировоззренческих систем и моральных побуждений. Но сосредоточиваясь исключительно на когнитивном развитии, Пиаже, по крайней мере, выдвигал на передний план центральное значение развития сознания, хоть и воспринимал его порой весьма узко.
Это значение подчеркивает тот факт, что при изучении конкретных линий развития — таких как моральное развитие, развитие самости и развитие способности к ролевому отождествлению — почти всегда обнаруживалось, что когнитивное развитие необходимо (но недостаточно) для этих других видов развития. Другими словами, перед тем как вы сможете развить в себе нравственность, или самооценку, или какое-то представление о хорошей жизни, вы сперва должны быть способны сознательно отмечать эти разнообразные элементы. Таким образом, сознание необходимо, но не достаточно для других видов развития.
Но именно это и утверждают теоретики Великого Гнезда. Уровни Великого Гнезда (базовые структуры сознания) — это те уровни, через которые будут проходить разнообразные линии развития, и если не будет базовых волн, разным лодкам будет не по чему плыть. Вот почему эти базовые структуры (понимаются ли они как оболочки в веданте, уровни сознания в буддизме махаяны, онтологические уровни сефирот Каббалы или суфийские этапы пути души к Богу), являются становым хребтом, необходимым каркасом, на котором держится большинство других систем.
Таким образом, хотя когнитивное развитие (в том виде, как его исследует западная психология) никоим образом нельзя уравнивать с Великой Цепью или спектром сознания, оно, пожалуй, стоит к ним ближе всего (по крайней мере, вплоть до уровней формального ума; за пределами этого уровня большинство западных исследователей не признают вообще никакого познания). По этой причине — и всегда твердо помня о многих ограничениях и оговорках — я иногда использую термины когнитивной психологии (например, конкретно-операционное [коноп] и формально-операционное [формоп]) для описания некоторых базовых структур сознания.
Однако, поскольку когнитивное развитие все же имеет в западной психологии очень специфический и узкий смысл и является весьма и весьма ограниченным, я также описываю его как самостоятельную линию развития, отдельную от базовых структур (так, что мы можем сохранять онтологическое богатство базовых холонов и не сводить их к когнитивным категориям западной психологии). На таблицах 3а и 3б представлены корреляции базовых структур с этапами когнитивного развития, выявленными различными современными исследователями.
Один из самых интересных пунктов в этих таблицах — это число западных психологов, которые, основываясь на обширных эмпирических и феноменологических данных, описали ряд стадий постформального развития — то есть, стадий когнитивного развития за пределами линейной рациональности (т. е. за пределами формально-операционного мышления). Хотя термин «постформальный» может относиться к любой из стадий дальше формально-операционной, его обычно применяют только к ментальной и личностной, но не к сверхментальной и надличностной стадиям, для обозначения любых этапов развития, находящихся за пределами формального операционального мышления; обычно он употребляется для обозначения ментального и персонального (личностного), а не супраментального или надличностного этапов. Другими словами, для большинства западных исследователей «постформальное» — это первая главная стадия после формально-операционной, которую я называю зрительно-логической.14 В таблицах 3а-б показано, что большинство исследователей обнаружили от двух до четырех стадий постформального (зрительно-логического) познания. Эти постформальные стадии, как правило, выходят за пределы формальных/механистических фаз (раннего формально-операционного мышления) к различным этапам релятивизма, плюралистических систем и контекстуализма (раннее зрительно-логическое), а оттуда к этапам метасистемного, комплексного, единого, диалектического и холистического мышления (от среднего до позднего зрительно-логического). Это дает нам представление о наивысших ментальных областях как о динамических, развивающихся, диалектических и интегрированных.
Однако лишь очень немногие из этих исследователей выходят в надментальные области (психических, тонких, каузальных и недуальных событий — надрациональных и надличностных), хотя многие из них все в большей степени признают существование этих высших уровней. Как ясно показывают несколько таблиц, для того чтобы очертить контуры этих уровней, мы зачастую должны снова полагаться на свидетельства великих мудрецов и созерцателей.
В этой связи горячие споры вызывает вопрос о том, можно ли считать сами духовные/надличностные стадии более высокими уровнями когнитивного развития. На мой взгляд, ответ зависит от того, что вы называете «когнитивным». Если вы имеете в виду то же, что и большинство западных психологов, то есть ментальное концептуальное познание внешних объектов*, то ответ — «нет», высшие или духовные уровни — это не ментальное познание, поскольку они часто бывают сверхментальными, внеконцептуальными и не-внешними. Если же под «когнитивным» вы подразумеваете «сознание вообще», включая сверхсознательные состояния, то большая часть высшего духовного опыта, разумеется, является когнитивной. Но духовные и надличностные состояния имеют и много других аспектов — таких, как высшие аффекты, мораль и чувство самости — так что даже с учетом расширенного определения «когнитивного», они не являются просто когнитивными. Тем не менее, термин «когнитивное» в самом широком смысле означает «сознательное», и потому различные виды когнитивного развития составляют важную частью спектра бытия и познания.
Когнитивная линия развития
В таблицах 3а и 3б перечислены некоторые наиболее известные и влиятельные исследователи когнитивного развития. Разумеется, центральное значение имеют работы Пиаже. Даже с учетом всех изъянов, открытия Пиаже остаются поразительным достижением — несомненно одним из наиболее значимых психологических исследований XX в. Он положил начало невероятному числу исследовательских направлений: вслед за новаторскими работами Джеймса Марка Болдуина (см. ниже), Пиаже продемонстрировал, что для каждого уровня развития характерны свое мировоззрение, со своими восприятиями, модусами пространства и времени и моральными мотивациями (этим открытиям предстояло лечь в основу работы целого ряда исследователей — от Маслоу до Кольберга, Лёвинджер и Джиллиген); он показал, что реальность представляет собой не просто нечто данное, но во многих важных отношениях конструируется (структурализм, который сделал возможным постструктурализм); используя свой клинический метод, он подвергал развертывание сознания тщательному исследованию, которое привело буквально к сотням новых открытий; его психологические исследования оказали непосредственное влияние на все от образования до философии (Хабермас, как и многие другие философы, очень многим обязан именно ему). Немногие теоретики могут похвастаться даже вдесятеро меньшими достижениями.
Как теперь считают большинство ученых, основной недостаток системы Пиаже состоит в том, что он был склонен считать когнитивное развитие — которое он понимал как логико-математическую компетентность — единственной главной линией развития, тогда как сейчас имеются убедительные доказательства возможности относительно независимого развития многих других линий (эго, моральной, аффективной, межличностной, художественной и т. д.). Например, в модели, которую я представляю, когнитивная линия — это всего лишь одна из примерно двух десятков линий развития, ни одна из которых не может претендовать на исключительное положение. (Мы будем рассматривать эти другие линии в следующей главе.)
Но в том, что касается самой когнитивной линии, работа Пиаже по-прежнему очень актуальна; более того, после почти трех десятилетий интенсивных межкультурных исследований практически единодушно признано: выявленные Пиаже стадии когнитивного развития, вплоть до формально-операционной, являются универсальными и не зависят от культуры. В качестве одного из примеров можно назвать книгу: «Жизнь в разных культурах: культурные инварианты человеческого развития»* — весьма уважаемый учебник, написанный с откровенно либеральной позиции (которая нередко относится с подозрением к «универсальным» стадиям). Авторы подробно анализируют свидетельства в пользу описанных Пиаже стадий сенсомоторного, до-операционного, конкретно-операционного и формально-операционного мышления. Они полагают, что культурная среда иногда меняет темп развития или акцент на определенных аспектах стадий — но не сами стадии или их межкультурную инвариантность.
Так, в отношении сенсомоторной стадии они пишут: «Фактически, качественные характеристики сенсомоторного развития остаются почти идентичными у всех до сих пор изученных младенцев, несмотря на огромные различия их культурной среды». Для до-операционной и конкретно-операционной стадий на основе огромного числа исследований, в том числе в Нигерии, Замбии, Алжире, Непале, Сенегале, в Азии, среди индейцев Амазонки и австралийских аборигенов, делается следующий вывод: «Что же мы можем заключить, исходя из этого огромного количества межкультурных данных? Во-первых, доказательства универсальности структур или операций, лежащих в основе до-операционного периода чрезвычайно убедительны. Во-вторых, качественные характеристики конкретно-операционного развития (например, последовательности стадий и стили рассуждения) выглядят универсальными, [хотя] темп когнитивного развития ... не везде одинаков, а зависит от эко-культурных факторов». Хотя авторы используют несколько иную терминологию, они делают вывод, что глубинные характеристики стадий универсальны, но поверхностные характеристики сильно зависят от культурных, социальных и экологических факторов (как мы позднее будем говорить, в индивидуальном развитии участвуют все четыре сектора). «Наконец, представляется, что хотя темп и эффективность, с которыми ребенок проходит конкретно-операционный период Пиаже, различаются, дети в самых разных обществах все равно проходят его в предсказанной им последовательности».15
Формально-операционного мышления достигает меньшее число индивидов в любых культурах (азиатских, африканских, американских или каких-то еще), и это объяснят разными причинами. Возможно, формально-операционный уровень является подлинной более высокой стадией, и потому его достигают меньше людей — как считаю я сам. Возможно, формально-операционный уровень — это подлинная способность, но не подлинная стадия, как считают авторы учебника (т. е., лишь некоторые культуры уделяют особое внимание формально-операционному мышлению и поэтому учат ему). Следовательно, свидетельства в пользу существования формальной стадии Пиаже можно считать сильными, но не решающими. Однако один этот пункт зачастую используется для опровержения всех стадий Пиаже, тогда как правильный вывод, подкрепленный огромным количеством данных, состоит в том, что к настоящему времени адекватно продемонстрирована универсальность и культурная инвариантность всех стадий вплоть до формально-операционной.
Я считаю, что стадии когнитивного развития в формально-операционный период и после него, включая зрительно-логическую и общую надрациональную стадию, также универсальны, и по ходу дальнейшего изложения буду приводить убедительные свидетельства в поддержку этого вывода. В то же время, когда мы дойдем до обсуждения детской духовности (в главе II), мы увидим, что ее ранние стадии идентичны описанным в исследованиях Пиаже стадиям когнитивного развития, которые убедительно подтверждены межкультурными исследованиями. Думаю, что это поможет нам видеть эти ранние стадии в более правильном свете.
Что же касается самой линии когнитивного развития, то ее общие исследования представлены в работах Майкла Коммонса и Фрэнсиса Ричардса, Курта Фишера, Хуана Паскуаля-Леоне, Роберта Штернберга, Гизелы Лабуви-Вьеф, Херба Копловица, Мишеля Бассеше, Филипа Пауэлла, Сьюзан Бенак, Патрисии Арлин, Жана Синно и Черил Армон, и это лишь самые выдающиеся исследователи (все они представлены в таблицах).16
Хотя между этими исследователями существуют важные различия, существуют также и многие глубокие сходства. Большинство из них обнаружили, что когнитивное развитие проходит через три или четыре основных стадии (с многочисленными подстадиями): сенсомоторную, конкретную, формальную и пост-формальную. Сенсомоторная стадия обычно приходится на первые два года жизни и приводит к способности воспринимать физические объекты. Затем ребенок постепенно учится репрезентировать эти объекты с помощью слов, символов и понятий. Эти ранние символы и понятия, как правило, бывают в тех или иных отношениях неадекватными (объекты с похожими предикатами приравниваются; ребенку кажется, что в высоком стакане больше воды, чем в невысоком, хотя их объем одинаков; понятия порой принимаются за объекты, к которым они относятся; и т. п.). Эти несоответствия ведут к различного рода «магическим» замещениям и «мифическим» верованиям. Вот почему во всех таблицах вы увидите, что многие исследователи применяют к этим ранним этапам развития такие названия, как «магический, анимистический, мифический» и т. п.
Это вовсе не означает, что все магические представления и мифы — это всего лишь ранние когнитивные несоответствия, однако некоторые из них несомненно являются таковыми — как, например, если съесть кошачий глаз, будешь видеть в темноте; кроличья лапка приносит удачу и т. п. Существует огромная разница между мифическими символами, воспринимаемыми в качестве конкретно и буквально истинных — Иисус действительно был рожден девственницей, Земля действительно покоится на трех китах, Лао-Цзы действительно родился девятисотлетним стариком — и мифическими символами, наполненными метафорическим смыслом, который появляется только вместе с формальным и постформальным сознанием. Кроме специально оговоренных случаев, я использую слово «мифический», имея в виду до-формальные, конкретно-буквальные мифические образы и символы, некоторые аспекты которых действительно полны когнитивных несоответствий, поскольку эти мифы объявляют эмпирическим фактом многие вещи, которые можно эмпирически опровергнуть — например, вулкан извергается потому, что он зол на тебя лично; облака движутся по небу потому, что они следят за тобой, и т. д. Как отмечали многие исследователи от Пиаже до Джозефа Кемпбелла, эти до-формальные мифические верования всегда эгоцентрически сфокусированы и принимаются в буквальном/конкретном смысле.
По той же причине, эти ранние стадии часто называют доконвенциональными, до-операционными, эгоцентрическими и нарциссическими. Поскольку на сенсомоторной и до-операционной стадиях дети еще не могут легко или полностью принимать на себя роль другого, они заперты в своих собственных представлениях. Как мы увидим, такой «нарциссизм» представляет собой нормальную и здоровую характеристику этих ранних стадий и вызывает проблемы только если его не удается в значительной мере перерасти.
Эти исследователи в целом согласны, что по мере роста когнитивных способностей сознание начинает более правильно соотносить себя с сенсомоторным миром и оперировать им, будь то обучение игре на скрипке или классификации объектов по размеру (хотя многие «мифические пристрастия» все еще остаются в сознании). Эти конкретные операции осуществляются с помощью схем и правил, которые также позволяют самости на этом этапе усваивать различные роли в обществе и, таким образом, переходить от эгоцентрической/доконвенциональной области к социоцентрической/конвенциональной.*
По мере дальнейшего развития и углубления сознания эти конкретные категории и операции начинают становиться более обобщенными и абстрактными (в применимости ко все большему числу возможных ситуаций), и, следовательно, более универсальными. Поэтому формально-операционное сознание может начать поддерживать постконвенциональную ориентацию по отношению к миру, во многих отношениях избегая этноцентрического/социоцентрического мира конкретного мышления (мифического-членства)**.
Хотя, в основном под натиском анти-западных культурных исследований (с сильным релятивистским предубеждением), «рациональность» стала уничижительным термином, на самом деле именно рациональность является источником множества положительных достижений и способностей (включая способности, которые используют «антирациональные» критики). Рациональность (или разум в широком смысле) включает в себя, в первую очередь, способность принимать разные точки зрения (поэтому Джин Гебсер называет ее «перспективным разумом»). Согласно исследованию Сюзанны Кук-Гройтер, до-операционному мышлению свойственна только точка зрения «первого лица» (эгоцентрическая); конкретно-операционное мышление добавляет к ней точки зрения «второго лица» (социоцентрические); а формально-операционное мышление идет еще дальше и привносит точки зрения «третьего лица» (благодаря которым становится возможной не только научная точность, но и непредвзятые, постконвенциональные, мироцентрические суждения о справедливости и заботе). Таким образом, разум может «нормировать нормы» культуры, подвергая их критике, основывающейся на универсальных (не-этноцентрических) принципах справедливости. Кроме того, перспективный разум, будучи высоко рефлексивным, делает возможной постоянную интроспекцию. И это первая структура, которая может представлять себе миры «как будто» и «что если»: она становится подлинным мечтателем и визионером.
Как ни важна формальная рациональность, все эти исследователи признают существование еще более высоких, постформальных стадий познания — или более высокого разума — который учитывает еще больше точек зрения (точки зрения «четвертого лица» и «пятого лица», согласно Кук-Гройтер). Соединение множества точек зрения, ни одной из которых не отдается предпочтения — это то, что Гебсер называет интегралъно-аперспективной стадией, которая подразумевает дальнейшее углубление мироцентрического и постконвенционального сознания. Большинство исследователей согласны в том, что это постформальное (или зрительно-логическое) развитие включает в себя по меньшей мере две или три основные стадии. Выходя за пределы абстрактного универсального формализма (формально-операционного уровня), сознание сначала переходит к постижению динамической относительности и плюрализма (раннее зрительно-логическое), а затем дальше к постижению единства, холизма, динамического диалектизма или универсального интегрализма (от среднего до позднего зрительно-логического); все эти стадии совершенно ясно видны в таблицах 3а и 3б (а другие мы будем обсуждать позднее).17
При всей «холистичности» этих зрительно-логических стадий развития, они все еще остаются стадиями ментальной области. Безусловно, это самые высочайшие пределы ментальных сфер, но за ними лежит сверхментальное и собственно надрациональное развитие. Поэтому я включил в таблицы описание систем Шри Ауробиндо и Чарльза Александера как примеры того, как могут выглядеть полноспектральные модели когнитивного развития. (В главе 9 мы будем рассматривать движение этой суммарной когнитивной линии от грубого к тонкому и каузальному.) Отметьте, что Ауробиндо использует явно когнитивные термины для обозначения большинства своих стадий: высший ум, просветленный ум, над-ум, сверхум и т. д. Иными словами, спектр сознания — это, отчасти, спектр подлинного познания, если использовать слово «познание» в его широчайшем смысле. Но он не исчерпывается этим, и именно потому Ауробиндо, кроме того, описывает аффекты, мораль, потребности и самоотождествления этих более высоких уровней. Но он приходит к вполне аналогичному общему выводу: когнитивное развитие первично и необходимо (но не достаточно) для этих других видов развития.
Резюме
Таково краткое введение к базовым уровням Великого Гнезда Бытия. Великое Гнездо — это просто огромное морфогенетическое поле, которое предоставляет пространство развития, в котором могут развертываться потенциальные возможности человеческого существа. Базовые уровни Великого Гнезда — это базовые волны этого развертывания: от материи к телу, к разуму к душе и к духу. Мы видели, что эти базовые уровни (или структуры или волны) можно делить и подразделять множеством допустимых способов. В таблицах приводятся описания примерно шестнадцати волн в общем спектре сознания, но их количество — как мы постоянно будем видеть по ходу дальнейшего изложения — можно сокращать или расширять самыми разными способами.
Через эти общие волны в великой Реке текут около двух десятков различных потоков развития, и по всем этим потокам самость плывет в своем необыкновенном путешествии от грязи к Божественности.


* Когнитивное развитие = развитие способностей к познанию. — Прим. ред.
* Ментальное концептуальное познание = познание умом путем формирования понятий. — Прим. ред.
* Harry Gardiner, Jay Mutter & Corinne Kosmitzki. Lives Across Cultures: Cross-Cultural Human Development.
* Конвенциональный = обусловленный соглашением и правилами; социоцентрическое/конвенциональное мышление ориентируется на правила и нормы, принятые в обществе. — Прим. ред.
** Термин психологии развития, означающий начальный этап социализации.
 Кен Уилбер. Интегральная психология. Часть 1. Глава 1.
 Уровни духовно-ценностного развития (представлен лишь один из многих вариантов)
Уровни духовно-ценностного развития (представлен лишь один из многих вариантов)

Back to top

карта сайта