Кен Уилбер. Проект Атман. Гл.2

(14-11-2011 11:19) 

ПРИМИТИВНЫЕ КОРНИ ОСОЗНАНИЯ

Плеромная Самость

Существует почти всеобщее согласие относительно того, что ни зародыш в материнской утробе, ни новорожденный ребенок не обладают развитым чувством самости. Для новорожденного не существует никакого реального разделения между внешним и внутренним, субъектом и объектом, между телом и окружающей средой. Это не означает, что ребенок рождается в мир материальных объектов, которые он не способен распознавать -— но лишь то, что с точки зрения ребенка никаких объектов пока еще буквально не существует. События есть; а вот объективных событий — нет.

То есть, младенец действительно осознает определенные события, но не как «объективные», отдельные от него самого. Объективный мир и субъективное осознание ребенка совершенно не дифференцированы, новорожденный не способен отличить материальный мир от своих действий в нем. Таким образом, его самость и его физическое окружение в определенном смысле суть одно и то же.
Самость «плеромна», как сказали бы в этом случае алхимики и гностики, что, по существу, означает, что самость и материальный космос не дифференцированы.

Самость — психоаналитический термин, обозначающий самотождественность или содержание ощущения самого себя, своего внутреннего «Я», выступающего субъектом всего переживаемого опыта. В данном случае этот термин используется как бы в переносном смысле для обозначения всей совокупности переживаемого ребенком опыта.

Пиаже так и говорил: «На ранних стадиях развития мир и самость суть одно; ни одно из этих двух понятий не отличается от другого... можно сказать, что самость материальна» (курсив мой — К. У.) [297]. Самость встроена в ту materia prima, которая есть одновременно первичный хаос физической материи и материнская утроба, или Пракрити (12), откуда происходит всякое творение.

«Нельзя сказать, — заключает Левинджер, — что при рождении ребенок обладает «эго». Первой его задачей будет научиться отличать самого себя от всего окружающего» [243]. Или, по выражению фон Берталанфи, «самой примитивной стадией [сознания] является, по-видимому, та, где не переживается различия между внешним миром и «это»... Ребенок еще не отличает себя самого от вещей снаружи; он еще очень нескоро этому научится» [34].

А Кестлер очень толково суммирует эти соображения: «Среди других, в особенности, Фрейд и Пиаже обращали внимание на тот факт, что новорожденный ребенок не проводит различия между своим «я» и окружающей средой. Он осознает события, но не самого себя, как отдельную сущность... Вселенная сфокусирована на самости, и самость является Вселенной, — вот то состояние, которое Пиаже назвал «протоплазмическим» или «симбиотическим» сознанием».

Поскольку это стадия абсолютного недуализма, стадия океаническая или аутическая, она также имеет тенденцию быть до-пространственной и до-временной. Для новорожденного нет никакого реального пространства в том смысле, что нет никакой дистанции или разделения между плеромной самостью и окружением. А потому нет и никакого времени, поскольку нет возможности распознать какую-либо последовательность объектов в пространстве. Осознание новорожденного беспространственно, безвременно, безобъектно (но не бессобытийно). Именно по этим причинам аналитики (такие, как Ференчи) любят называть эту стадию состоянием «безусловного всемогущества», которое «длится до тех пор, пока не существует никакой концепции объектов» (Феникел) [120].

Materia prima (лат.) — первоматерия.
Пракрити — в традиции индуизма, в частности, в философии санк-> — природа, материальный мир, реальность, которую созерцает Пуруша, Дух. — Прим. ред.

Иными словами, раз нет никакой концепции пространства, времени и объектов, нет и никаких воспринимаемых ограничений. Следовательно, это всемогущество неведения. По словам Неймана, исследователя юнгианскои ориентации, это «плеромная стадия райского совершенства у еще не родившегося ребенка, эмбриональная стадия «эго», которую будущее сознание станет противопоставлять страданиям неавтаркического и «эго» в мире» [379].

Отметим, что речь идет именно о доличностном, а не о надличностном (трансперсональном) совершенстве. Это действительно своего рода первичный рай невинности и неведения, состояние перед Грехопадением самосознания. И, как мы увидим дальше, его не следует путать с трансперсональным раем сверхсознания. В одном случае это «до-», в другом — «над-», а разницу между ними составляет всего-навсего полный жизненный цикл сознания.

ПЛЕРОМНАЯ САМОСТЬ

познавательный стиль  - абсолютный недуализм; безобъектность, беспространствешюсть, протоплазмичность; формы эмоционального проявления - тотальное океаническое, безусловное всемогущество, плеромный рай; волевые или мотивационные факторы - почти полностью отсутствуют; нет желаний, нет выбора; формы времени - безвременность как до-временность (но не транс-временность); разновидность самости - плеромность, materia prima
 

1 Автаркия — самодостаточность. Неавтаркическое — не обладающее самодостаточностью и постоянно неудовлетворенное «эго». — Прим. ред.
 
Алиментарный Уроборос

Одна из первых задач ребенка — созидание объективного мира, отдельного от него самого. Одновременно начинается структурирование его субъективного самоощущения. Но данная задача ни в коей мере не подразумевает немедленного успеха, и в промежутке между стадией совершенной взрослости и стадией рудиментарного ощущения самости, локализуемой как индивидуальное тело, осознание ребенка плавает в том, что Нейман назвал «внеличност-ноЙ уроборической областью».

Вот как он формулирует эту мысль: «Я думаю об этом пласте архетипического поля как о чем-то «внеличностом» и в то же время «запредельном» по отношению к противоположностям психического и физического, как их определяет сознание». Сам я предпочел бы говорить о «доличностном», «предперсональном», где психическое и физическое еще не дифференцированы, но главное состоит в том, что в «развитии индивидуума первоначально преобладают [уроборические] факторы, [доличностные или внеличностные], и только в ходе дальнейшего развития появляется и обретает независимость личностная сфера» [279].

Уроборос представляет собой коллективное, архаичное, все еще преимущественно океаническое состояние; само это слово происходит от имени мифического змея, который, пожирая собственный хвост, формирует «в замкнутом круге» самодовлеющую пред-дифференцированную массу, не ведающую о себе самой.

«Начальная стадия, символизируемая уроборосом, соответствует стадии до возникновения «эго», — пишет Нейман, — это стадия раннего детства, когда зародыш «эго» только появляется... И, естественно, первые фазы развития сознания «эго» у человека проходят под властью уробороса. Речь идет о фазах инфантильного сознания «эго», которое, будучи уже не полностью эмбриональным [то есть не полностью плеромным] и обладая собственным существованием, все еще живет в замкнутом круге [уроборос], не обособ-
 

Алиментарный (от англ. alimentary — «пищеварительный») — здесь меется в виду поглощающий и переваривающий пищу уроборос. Напомним, что змей-уроборос пожирает свой собственный хвост. Термин "алиментарная" так же как и сами термины «уроборос», «тифон», «плерома», Кен Уилбер. судя по всему, заимствует у Неймана (см. № 279 в списке литературы). — Прим. ред.

ляется от него и только приступает к дифференциации от него» [279], Но словам Неймана, существует различие между плеромной» и уроборической самостями. Первая абсолютно недвойственна и ни в чем не имеет границ; вторая же уже обладает некой собственной границей, начинает разрывать прежнее океаническое состояние на "две глобальных части, а именно: на уроборическую самость, противопоставленную чему-то вроде «уроборического другого» или «уроборической окружающей среды». И то, и другое по своей природе доличностное.

Следовательно, на этом этапе самость ребенка больше не является материальным хаосом, поскольку он начинает распознавать что-то вне себя, нечто иное, чем он сам, и вот это глобальное, не-дифференцированное, доличностное окружение мы называем уроборическим другим. Поэтому данный уровень отмечен всепроникающей недвойственностью, но, в отличие от предыдущего уровня, эта недвойственность не абсолютна. Значит, в осознании ребенка по-прежнему существуют, хотя и в меньшей степени, чем на плеромной стадии, те самые «мгновенные состояния без различения времени и места», которые Салливан назвал «прототаксической формой» опыта, когда все, что известно младенцу, — это «мгновенные состояния, в которых его переживания «космичны» в том смысле, что они не определены и не ограничены» [46]. Они уроборичны.

Поскольку рассматриваемая стадия приходится на начало расширенной оральной фазы младенчества, когда оральная связь ребенка с миром является главной, то Нейман также называет caмость в такой момент развития «поглощающим пищу уроборосом», и можно говорить, что этот этап в чем-то соответствует до-амбивалентной (доличностной) оральной стадии в психоанализе. Ее также называют «алиментарной», потому: что уроборос всецело находится во власти «висцеральной психологии»,15, то есть бессознательной природы, физиологии, инстинктов, рептильного восприятия и самых рудиментарных видов эмоциональной разгрузки. По выражению Неймана, в уроборическом состоянии организм все еще «барахтается в своих инстинктах, как животное. Окаменевший в объятиях поддерживающей его Матери-Природы, он, во благо или во зло, отдан на ее попечение. Сам он ничто; мир — все

Висцеральный — связанный с внутренними органами. — Прим. ред.

(Самость все еще более или менее материальна и плеромна). Мир дает
приют и кормит его, сам же он пока еще редко чего-либо хочет педко проявляет себя. Ничего не делать, инертно лежать в бессознательном, просто пребывать в неистощимом сумеречном мире, где все потребности без усилий обеспечиваются великим кормильцем, таково это земное блаженное состояние» [279]. А блаженно оно потому, что оно до-личностно, почти до-экзистенциально, — самость еще не страдает, ибо ее самой пока еще почти нет.

В каком-то смысле уроборическое состояние остается блаженным неведением и осознанием до Грехопадения. «Зародыш «эго» все еще пребывает в плероме... и как не рожденное сознание дремлет в своем первичном яйце, в райском блаженстве» [279], Согласно психоанализу, это стадия «магического галлюцинаторного всемогущества, период сразу после рождения, когда младенец чувствует, что ему нужно только пожелать чего-то, и оно тотчас появится» [120]. В конечном итоге, как мы увидим, это доличностное блаженство, эйфория от того, что ты еще не «эго», уступает дорогу ананде и махасукхе, высшему блаженству от того, что ты уже не «эго», блаженству трансценденции.

Разумеется, соглашаться с тем, что уроборос «дремлет в раю», не означает утверждать, что у него вовсе нет своих страхов, рудиментарных напряжений или «неудовольствий». Даже если это состояние столь блаженно и невинно, как считают некоторые исследователи, мы не должны упускать из виду тот факт, что здесь же находятся и корни первичного страха. В Упанишадах сказано: «Повсюду, где есть другой, там есть и страх».

Уроборическая самость младенца начинает ощущать гнетущее и первобытное состояние страха по той простой причине, что она теперь распознает другого — уро-борического другого. Юнгианцы, фрейдисты и клейнианцы (6) согласны между собой в том, что первичный страх лучше всего интерпретируется как оральный, то есть страх быть проглоченным, поглощенным и уничтоженным уроборическим другим [279], [120], [225]. Нейман называет это уроборическои кастрацией.

Заканчивая описание стадии уробороса, мы можем заметить, что познавательное развитие организма находится лишь на самых
 

Клейнианцы — ученики и последователи Мелани Клейн. М. Клейн - немецкий психоаналитик, позднее жившая в Англии. Обучалась у Ференчи и Абрахама, аналитическую работу начала в 1919 году. — Прим. ред.

ранних стадиях сенсорно-моторной области (первая, вторая и третья стадии, которые мы, вслед за Пиаже [297], называем «уроборическими формами или схемами»). Это состояние характеризуется как совершенно беспричинное [7], управляемое рефлексами и рефлекторной проработкой [46], и все еще проявляющее до-временную ориентацию [97].

Состояние «алиментарного» уробороса», переживаемое в его «чистейшей» форме на этой до-амбивалентной оральной стадии, тем не менее, в дальнейшем будет оказывать глубокое влияние по меньшей мере на протяжении последующих — (если на время принять психоаналитическую точку зрения) — орально-садистской и анальной стадий, хотя оно постепенно трансцендируется в пользу все более личностного и индивидуального осознания. Однако сам «алиментарный» уроборос остается сугубо до-личностным, коллективным, архаичным, рептильным. Очевидно, что это одна из самых примитивных структур человеческой психики, которую, наряду с базовой плеромой, вероятно, можно было бы проследить через низшие жизненные формы к самому началу космоса как такового.

УРОБОРИЧЕСКАЯ САМОСТЬ

Познавательный стиль - первая субъект/объектная дифференциация; беспричинность; прототаксическая форма; галлюцинаторное исполнение желаний; уроборическая форма (ранняя сенсомоторика);
формы эмоционального проявления - океаническая эйфория, первобытный страх
волевые или мотивационные факторы - примитивное стремление к выживанию (уроборической самости), физиологические потребности (голод);
формы времени - довременная стадия;
разновидность самости - уроборическая, архаичная, доличностная, рептильная, рефлекторная, алиментарная.

Back to top

карта сайта