Роберт де Ниро (ЭСЭ, этико-сенсорный экстраверт)

(30-09-2016 16:55) 

Талант заключается в выборе. Важно не указывать. Люди не стремятся показать свои чувства, они пытаются скрыть их.
Я не люблю смотреть свои фильмы - я засыпаю на своих собственных фильмах.

Не говори, что съемка сцены никуда не годится, а сделай это сам!

Некоторые люди говорят, что драма  – это легко, а комедия – трудно. Неправда. Я делал комедии за последние пару лет, и это приятно. Когда вы делаете драму, вы проводите весь день, избивая парня до смерти молотком, или что там у вас есть. Или вы должны подвергаться укусам от кого-то другого. С другой стороны, в комедии вы кричите на Билли Кристал в течение часа и потом идете себе домой.

Я никогда не был одним из тех актеров, которые рекламировали себя как незаурядного человека.

(Об «экшенах») Все это для молодых людей, которые сексуальны и молоды.

(О персонажах бандитов, которых он часто играет) Персонажи, которых я играю, реальны. Они реальны настолько, что имеют такое же право быть изображенными, как и любые другие образы. Есть и другие роли, которые я играл, кроме тех, которые называют стереотипными или в этом роде. Вот так.

Люди относятся ко мне с немного завышенным почтением. Посмотрите на Дастина Хоффмана. Я всегда завидую, как он может говорить и быть умным и забавным, и так далее. Я просто не могу этого сделать.

(Об Аль Пачино) За эти годы мы заимствовали роли друг от друга. Люди пытались сравнивать нас друг с другом, чтобы столкнуть нас друг против друга и оторвать нас друг от друга как личностей.

Одна из сторон жизни актера – это позволяет вам жить жизнью других людей без необходимости платить за это.
Я отчасти итальянец, но не все во мне итальянское. Я немного голландец, немного француз, немец, ирландец. Но меня называют итальянцем и я, наверное, объединяюсь больше с моей итальянской стороной, чем с другими моими частями.

Если есть Бог, то к нему есть много вопросов, которые требуют ответа.

У вас будет время для отдыха, когда вы умрете.

В том, как я работаю, существует смесь анархии с дисциплиной.

(В 2004-м) Я люблю Италию, и у меня есть глубокая связь с моими итальянскими корнями. Я выступаю за Джона Керри. Надеюсь, он придет в Белый дом. Нам нужно другое правительство, чтобы представлять Америку. Смена президентства будет ясным международным знаком, что мы снова приближаемся к остальному миру. Я не хочу какого-нибудь сюрприза, который может повлиять на эти выборы. Я выступаю за Керри.

Некоторые люди говорят: «Нью-Йорк – отличное место для посещения, но я не хотел бы там жить». Я говорю то же самое о других местах.

Когда вы моложе, вы чувствуете, что это именно то, что нужно сделать в данный момент, то, что поможет вам оставаться в своей роли. Когда вы становитесь старше, вы становитесь более уверенными и меньше переживаете обо всем этом – и вы можете достичь того же эффекта.

Вы смогли бы достичь большего, если вы отстраняете ваш разум от переживаний, если вы расслаблены. Это ключ ко всему этому. Когда вы расслаблены и уверены, вы получите хороший результат.

Фильмы – это тяжелая работа. Общественность не видит этого, и критики тоже не видят. Но у нас очень много работы. Много работы. Когда я руковожу большой драматической сценой, часть меня говорит: «Слава Богу, что я не должен сам делать это». Потому что я знаю, как чертовски трудно играть. Это середина ночи. Очень холодно. Вы должны сделать эту сцену. Вы должны подготовить все, чтобы добраться до этой точки. И все же, как режиссер, вы должны привести актеров к этой точке. Это трудно, так или иначе.

Когда я был подростком, я пошел на Драматический семинар в Новой школе. В школе было много актеров: Род Стайгер, Гарри Белафонте, то поколение, что было передо мной. Я пошел туда, и режиссер сказал мне: «Почему ты, Боб, хочешь быть актером?» Я не знал, что ответить, поэтому молчал. Тогда он сказал: «Для того, чтобы выразить себя!» Я подтвердил: «Да, да, это так. Это верно».

(О террористической атаке на Нью-Йорк 9.11.2001) Я покинул совещание сразу после того, как они попали в Мировой торговый центр. Я пошел в свою квартиру, которая выходит на юг, и наблюдал через окно. Я мог видеть линию огня на Северной башне. У меня был свой бинокль и видеокамера – хотя я не хотел записывать это. Я увидел, как несколько людей падали. Потом я увидел, что Южная Башня рушится. Это было настолько нереально, что я должен был подтвердить увиденное, глядя на экран телевизора. Включил CNN. Это был единственный способ сделать это реальным. Мой сын тогда сказал: «Это было похоже на то, как если бы мы видели падение луны».

Самая трудная вещь, когда вы известный человек, это то, что люди всегда хорошо к вам относятся. Вы ведете разговор, и все с вами соглашаются, о чем бы вы не говорили – даже если вы говорите что-то совершенно безумное. Вам нужны люди, которые могут сказать вам то, что вы не хотите слышать.

У меня не было проблем с отказом, потому что, когда вы идете в прослушивание, вы уже отвергнуты. Есть сотни других актеров.. На данный момент в моей карьере, мне не приходится иметь дело с отказами на прослушивании. Таким образом, я получаю свое отторжение в совсем других аспектах. Мои дети могут заставить меня чувствовать себя отторгнутым. Они могут смирить меня довольно быстро.

Деньги делают вашу жизнь проще. Если вам повезло, чтобы иметь их, вам очень повезло. На всякий случай я купил свои собственные рестораны.

Хорошо иметь несколько другие интересы (рестораны, гостиницы, фестиваль Tribeca Film). Но моим главным интересом всегда было кино. Я никогда не терял к нему страсти.

Мне нравится Нью-Йорк, потому что я все еще могу ходить по улицам и сесть в баре или ресторане и наблюдать за людьми. Если вы не можете правильно наблюдать, то вам, как актеру, пришел конец. Может у кого-то создалось мнение, что я не могу оставить свой дом, не будучи узнан или задет на улице. Это просто не соответствует действительности. Я могу на досуге выйти на улицу, встречаться с людьми на обеде или взять своих детей в парк. Я не думаю, что я достаточно гламурен для Голливуда.

Я всегда делал комедии. Были комические элементы даже в «Таксисте» (1976). У меня всегда было то, что я считаю хорошим чувством юмора. Я не считаю себя какой-то живой легендой, просто актер делает все возможное с тем материалом, который есть в наличии в этом месте и в это время.

Сложен? Кто? Я? Я не думаю, что я сложен по сравнению с другими людьми.

Роберт де Ниро (ЭСЭ, этико-сенсорный экстраверт)

Роберт де Ниро (ЭСЭ, этико-сенсорный экстраверт)

Роберт де Ниро (ЭСЭ, этико-сенсорный экстраверт)

Роберт де Ниро (ЭСЭ, этико-сенсорный экстраверт)

Роберт де Ниро (ЭСЭ, этико-сенсорный экстраверт)

Роберт де Ниро (ЭСЭ, этико-сенсорный экстраверт)

Роберт де Ниро (ЭСЭ, этико-сенсорный экстраверт)

Роберт де Ниро (ЭСЭ, этико-сенсорный экстраверт)

Роберт де Ниро (ЭСЭ, этико-сенсорный экстраверт)

Роберт де Ниро (ЭСЭ, этико-сенсорный экстраверт)

Back to top

карта сайта