интегральная психология

  Интегральная психология. Часть 2. Глава 6.
(, 15-09-2011)

 Именно такое соединение позволит нам сделать шаг вперед, к яркой перспективе конструктивного постмодернизма: слияния искусства, морали и науки на всех уровнях необычайного спектра сознания, от тела до ума, души и духа. Я полагаю, что это слияние должно включать в себя самое лучшее из до-современности (все уровни), самое лучшее из современности (все сектора), и самое лучшее из пост-современности (которая, как мы увидим, предполагает их интеграцию) — это будет «всеуровневый, всесекторный» подход.

 

  Интегральная психология. Часть 2. Глава 7.
(, 15-09-2011)

Можно назвать множество ранних пионеров интегрального подхода, таких, например, как Гёте, Шеллинг, Гегель, Фехнер и Уильям Джеймс. Они узнавали все больше научных данных об эволюции, и потому все больше понимали некоторые вещи относительно Большого Гнезда, которые обычно были недоступны первопроходцам до-современности: что его развитие происходит не только на уровне индивидов, но и на уровне видов; не только онтогенетически, но и филогенетически. Хотя в этом столетии тоже хватало первопроходцев — от Штайнера до Уайтхеда и Гебсера — мне бы хотелось особо упомянуть Джеймса Болдуина, Юргена Хабермаса, Шри Ауробиндо и Абрахама Маслоу.

  Интегральная психология. Часть 3. Глава 8.
(, 15-09-2011)
Каждый может разработать свою собственную интегральную практику. Идея состоит в том, чтобы одновременно тренировать все основные способности и измерения человеческого ума-тела — физические, эмоциональные, интеллектуальные, социальные, культурные, духовные. В книге «Один Вкус» я кратко сформулировал свои собственные рекомендации для одного из возможных типов такой интегральной («всеуровневой, всесекторной») терапии; вот несколько примеров по всем секторам, с указанием некоторых типичных практик для каждого:

 

  Интегральная психология. Часть 3. Глава 9.
(, 15-09-2011)
Интегральная и трансперсональная терапия работает одновременно с фронтальным «я», душой и духом, по мере того как они развертываются параллельно друг другу, неся с собой собственные истины, прозрения и возможные патологии. Настройка на эти разные измерения сознания может облегчать их более плавное развертывание.

Но это не подразумевает, что работой на уровне грубой сферы (работой с телом, укреплением эго) можно пренебречь в пользу работы с душой или духом, поскольку без фундамента сильного эго более высокие сферы не смогут стать постоянной, устойчивой и интегрированной реализацией. Вместо этого, более высокие сферы становятся достоянием преходящих пиковых переживаний, временных откровений или даже диссоциируются, превращаясь в духовные кризисы.

  Интегральная психология. Часть 3. Глава 10.
(, 15-09-2011)

Поскольку отдельные линии развития могут развертываться относительно независимо, индивид может находиться на высоком уровне духовного развития (надличностном или пост-постконвенциональном) и вместе с тем находиться на низком уровне личностного или психологического развития (конвенциональном или доконвенциональном) на других линиях. Так, человек может быть на надличностном уровне когнитивного развития (например, благодаря медитативной практике) и все еще быть на личностном или психологическом (конвенциональном или доконвенциональном) уровне морального развития. Таким образом, хотя, в соответствии с этими определениями, духовное развитие на любой данной линии может начаться только после психологического, тем не менее, все виды духовного развития могут иметь место до, во время или после всех видов психологического развития именно потому, что сами линии относительно независимы друг от друга.

  Интегральная психология. Часть 3. Глава 11.
(, 15-09-2011)

 

Судя по всему, большинство людей, пользующихся этим определением, подразумевают, что у детей нередко бывает более открытый контакт с определенным эмоционально-чувственным измерением бытия (прана-майя-коша, elan vital, эмоционально-эфирная оболочка, вторая чакра и т. д.), и это, скорее всего, вполне верно. Более того, безусловно верно, что аспекты этого измерения могут подавляться более высокими структурами ума (эго, сверхэго, совесть), в результате чего могут возникать различные типы патологии. И, наконец, верно, что для исцеления нанесенного вреда и восстановления более гибкого, текучего, чувственного взгляда на жизнь требуется повторное обретение этой утраченной способности (в форме регрессии на службе эго)...
Я согласен со всем этим. Вопрос лишь в том, зачем обозначать доконвенциональное эмоционально-чувственное измерение термином «духовность», если исследования неоднократно показывали, что оно эгоцентрично по отношению к другим? Чрезвычайно важно, чтобы ум был осведомлен о чувствах тела, но духовность, кроме того, включает в себя осведомленность о чувствах других, и поистине огромное количество исследований убедительно показало, что такая способность принимать на себя роль другого и становиться на точку зрения другого устойчиво возрастает от дооперационной к конкретно-операционной, формально-операционной и постформальной стадиям.

 

  Интегральная психология. Часть 3. Глава 12.
(, 15-09-2011)

Важнейший вопрос состоит в следующем: попытка представить культурную эволюцию и морфогенез в качестве объяснительного принципа в человеческой истории сталкивается с теми же серьезными возражениями, которые заставили традиционалистов, романтиков и либеральных социальных теоретиков отвергать эту идею. Иными словами, если эволюция действует в человеческой сфере, то как мы можем объяснить Освенцим? И как мы осмеливаемся судить, что какие-то продукты культуры более развиты, чем другие? Как мы осмеливаемся подобным образом ранжировать ценности? Что это за самонадеянность? Например, традиционалисты и современные представители вечной философии не могут верить в культурную эволюцию из-за таких ужасов современности как Освенцим, Хиросима, Чернобыль. Как мы можем утверждать, что происходит эволюция человека, если она порождает таких монстров? Лучше уж совсем отрицать эволюцию, чем быть вынужденным объяснять эти кошмары. С другой стороны, романтическая критика эволюции использует, казалось бы, всеобщую человеческую симпатию к временам, предшествовавшим сегодняшним беспорядкам. Первобытные люди, в целом, не страдали от бедствий современности — никакого промышленного загрязнения окружающей среды, почти полное отсутствие рабства, крайне редкие споры о собственности и т. д. Разве по любым меркам качество нашей жизни не ухудшилось? Не пора ли вернуться к природе, к благородной дикости и, таким образом, найти более подлинную самость, более справедливое общество, более богатую жизнь? У либеральных социальных теоретиков также есть все основания в ужасе отшатываться от понятия культурной эволюции. Ее невероятно грубые формы, наподобие социального дарвинизма, не просто лишены сострадания; гораздо страшнее, эта разновидность вульгарного «эволюционизма», оказавшись в руках моральных тиранов, способна дать именно те губительные и варварские образцы сверхчеловека, доминирующей расы, грядущих людей-полубогов, которые леденящей поступью войдут в историю, запечатлеют свои убеждения на истерзанной плоти миллионов, воплотят свою идеологию в газовых камерах и сделают их средством решения всех проблем. Естественно, что либеральные социальные теоретики, реагируя на подобные ужасы, склонны видеть в любой «социальной иерархии» прелюдию к Освенциму.

 

  Интегральная психология. Часть 3. Глава 13.
(, 15-09-2011)

С точки зрения модели Спиральной динамики, огромное достоинство постмодернизма состоит в том, что он перешел от оранжевого научного материализма к зеленому плюрализму, в благородной попытке стать более всеобъемлющим и чутким к маргинализированым «другим» рациональности. Но оборотной стороной зеленого плюрализма является его субъективизм и релятивизм, из-за которого мир становится расщепленным и раздробленным. Как говорит сам Клэр Грейвз: «Эта система рассматривает мир с релятивистской точки зрения. Для мышления характерен радикальный, почти маниакальный акцент на рассмотрении всего в релятивистской, субъективной системе координат». И сколь бы важными ни были эти множественные контексты для выхода за пределы научного материализма, если они становятся самоцелью, то просто препятствуют появлению построений второго порядка, которые действительно могут заново сплести отдельные фрагменты в глобально-холистическом охвате. Именно от возникновения этого мышления второго порядка зависит любая подлинно интегральная модель — а это и есть путь конструктивного постмодернизма.

  Интегральная психология. Часть 3. Глава 14.
(, 15-09-2011)

К.Уилбер предложил две отдельные фазы развязывания мирового узла проблемы "разум-тело". "Первая представляет собой переход от редукционистских объяснений к всесекторным объяснениям. Это признание четырех секторов (или просто Большой Тройки) позволяет в равной степени включать в нашу модель феноменальные отчеты от первого лица («Я»), интерсубъективные предпосылки с позиции второго лица («мы») и физические системы с точки зрения третьего лица («оно») — что, в совокупности, мы будем называть «1-2-3 исследований сознания». Тогда второй фазой будет переход от «всесекторного» к «все-уровневому, всесекторному» подходу". Это и есть модель AQAL, что в переводе с английского значит: "все сектора, все уровни, все линии развития".

 

  Интегральная психология. Часть 3. Глава 15.
(, 01-09-2011)

Для успешного формирования этого «всеуровневого, всесекторного» подхода мы должны объединить наиболее непреходящие истины до-современности (все уровни), современности (все сектора) и постсовременности (все уровни, все сектора).

Если мы действительно живем в интегрально-аперспективную эпоху, то попытки выработки такого рода интегрального подхода будут становиться все более распространенными. Какие-то из них будут лучше, другие — хуже; одни будут удачными, другие — опасными; некоторые будут действительно интегральными, другие будут иметь тот или иной уклон. Но таких попыток будет много, и я не сомневаюсь, что все они будут что-то вносить в великую интегральную радугу, которая сейчас начинает, хотя и неуверенно, загораться над всем земным шаром.
 

RSS-материал

Back to top

карта сайта