Ольга Остроумова (СЭИ)

(31-12-2014 21:09) 

О таких актрисах, как  Ольга   Остроумова , говорят, что они играют оголенными нервами, растворяясь в ролях без остатка. Впервые заявив о себе как о талантливой актрисе в фильме Станислава Ростоцкого «Доживем до понедельника»,  Ольга   Остроумова  продолжает удивлять и радовать нас новыми творческими открытиями.

Личные цитаты:

Плохих и хороших, как я поняла за свою жизнь, не бывает. Мы все люди, в которых намешано все: и то, и другое, и третье. Скажем, когда людей арестовывало НКВД, кто-то из трусости сразу всех закладывал, кто-то это делал, не выдерживая пыток, это были и очень сильные люди, а третий не закладывал никого. Обстоятельства те же, а люди все разные, понимаете. Хотя и в тех, и в других есть добро и зло. Во всех нас это есть. Просто кто-то выпускает из себя зло и считает - ну вот обстоятельства выше меня. А у другого есть незыблемый закон, когда нельзя, стыдно быть плохим. Мне кажется, что раньше этот закон был сильнее, чем сейчас.

XIX век ближе. Мы, конечно, там не жили, всякое и там было. Но все-таки были более четкие понятия о чести и достоинстве.

Не то, что я люблю ломать себя. Просто я люблю играть разные роли. Например, если я сегодня сыграла какую-то лирическую героиню, то мне не хочется следующую героиню играть такую же. Надо дать себе отдых, передышку своему нутру. И сыграть что-то совсем другое. Я все-таки актриса, и я хочу овладеть и комедийным жанром, и трагедийным, и драматическим. Это входит в часть моей профессии. И чем больше я буду уметь и лучше адаптироваться в различных условиях, тем лучше.

Вы знаете, я думаю, что в любой героине надо искать гротеск. А в любой гротесковой роли искать героиню.

Однажды я чуть не отказалась от роли мадам Бовари в театре. Потому что я не очень для себя понимала, как из-за любви к мужчине можно отказаться от ребенка, бросить его. Есть только любовь, и больше ничего не существует. Нет, бывает, конечно, когда безумно влюбляешься, но от детей, я считаю, отказаться нельзя. А мадам Бовари отказывается от всего. Но, тем не менее, я сыграла эту роль и очень благодарна режиссеру, что он меня убедил.

Актер должен всегда учиться. Я стараюсь каждую роль для себя начинать так, как будто я ничего не знаю и не умею. Когда актер говорит: «Ну, это я умею, это я сделаю» - все, это будет ремесло. А когда актер говорит себе: «Нет, я не знаю, как это сделать» - вот тогда начинается творчество. Даже в какой-то отдельной сцене. И я стараюсь именно так подходить.

...Я очень критична к себе.

(о фразе Станиславского «Не верю») Это когда не нашла еще «яблочко», куда точно попадать. И вот ты играешь как бы вокруг: в семерку, в восьмерку... И тогда я сама себе говорю: «Не верю, не верю, не верю, это не так». И вдруг, когда попадешь в «яблочко», ты сам чувствуешь, что это органично для твоего персонажа. И не только органично, а очень точно. Ведь любую фразу можно сыграть и так, и по-другому. Но должна быть единственная именно для этого персонажа, для этого момента и для этой ситуации. И вот ее надо найти. Это довольно сложно. И это и есть то самое постоянное учение, о котором мы говорили.

Истина, она в жизни. И в том, какие мы. Вечный российский вопрос: для чего мы живем? Как жить? Что делать? Вот поиски ответов на эти вопросы и есть все роли, собственно говоря. Это неотделимо. Сегодня я играю такую роль, завтра другую, но все равно я постоянно щупаю: что это за персонаж, в чем его правда? В чем правда другого персонажа... И где же, собственно, твоя правда? Это как у художника Ге - «Что есть истина?». Хотя появляется желание просто выйти и поиграть, покуражиться. Если есть, где покуражиться, это замечательно. С Сашей Филиппенко мы здорово куражились на «Бедной Насте». Получился хороший результат, и мы сами от этого получали удовольствие.

Вот раньше, например, когда играли советские пьесы, и когда были совсем молодые, тебя никто не спрашивал, а просто назначали на роль. Надо так надо. Сейчас в театре уже спрашивают. А в кино ты либо соглашаешься, либо нет. Это всегда так было.

(О растворении в роли, выпадении из нее)  Ну, мы же не из сумасшедшего дома, чтобы не знать, где мы находимся и кто мы. Это все равно игра. Это профессия. Бывает игра серьезная, бывает игра легкомысленная. Дети, например, играют в свои игры очень серьезно и верят в то, что делают. А выпадения из роли... я что-то не припомню такого. Хотя однажды было, когда мы расхохотались на сцене вместе со зрителем. Там был момент какой-то смешной. В комедии по пьесе Запольской «Их четверо». Что-то там случилось на сцене, зритель рассмеялся, и какую-то секунду мы смеялись вместе со зрителем. Потом, конечно, продолжили спектакль.

Я оптимист. Но угрюмый оптимист.

Чтобы все были здоровы. Это и есть самые важные желания на сегодняшний день.

Ольга Остроумова (СЭИ)

Ольга Остроумова (СЭИ)

Ольга Остроумова (СЭИ)

Ольга Остроумова (СЭИ)

Ольга Остроумова (СЭИ)

Ольга Остроумова (СЭИ)

Ольга Остроумова (СЭИ)

Ольга Остроумова (СЭИ)

Back to top

карта сайта